От химоружия – к промышленным отходам

Гость редакции

В 2019 году глава Правительства России Дмитрий Медведев подписал постановление о перепрофилировании объектов по уничтожению химического оружия (УХО) в производственно-технические комплексы (ПТК) по утилизации отходов I и II классов. До 2023 года на территории России планируется создание четырех таких комплексов – в Кировской, Саратовской, Курганской областях и Удмуртской Республике. Заказчиком объектов является Госкорпорация Росатом, застройщиком — ФГУП «Федеральный экологический оператор» (бывшее  ФГУП  «РосРАО»).
Как говорят эксперты, потребность в таких заводах в России есть. Но что ожидать нам, местным жителям, от такого соседства? Об этом мы сегодня беседуем с гостем редакции – руководителем Общественной приемной по вопросам реализации федерального проекта «Инфраструктура для обращения с отходами I и II классов» в рамках национального проекта «Экология» Петром Ивановичем ЧИКИШЕВЫМ.
 
– Петр Иванович, кто займется учетом отходов I и II классов: контролировать движение от источника их  образования до места обработки, обезвреживания, утилизации или  размещения, производить учет, выявлять нарушения, выстраивать оптимальную логистику и т. д.?
– Федеральный экологический оператор отвечает за создание в стране комплексной системы обращения с отходами I и II классов. Для этого будут решены три задачи. 
Первым делом необходимо посчитать, сколько и у кого образуется отходов, кто их перерабатывает. Для этого создается государственная информационная система обращения с отходами I и II классов – ГИС, которая и позволит аккумулировать информацию о системе обращения с отходами I и II классов, контролировать потоки движения отходов  от источника их образования до места переработки, производить учет и контроль, выявлять нарушения в сфере обращения с отходами, моделировать наилучшее размещение инфраструктуры. Данные в ГИС будут вносить предприятия-отходообразователи и действующие переработчики. Следить за всем процессом будут государственные органы. На учете будет каждый килограмм, который должен дойти до пункта переработки. 
Сейчас уже частично создан функционал ГИС, идет разработка программного обеспечения, проводится его опытная эксплуатация. Полноценно система заработает с 1 января 2022 года. 
Параллельно ведется разработка многостраничного документа, в который войдут все сведения об отходообразователях и  переработчиках, существующих в стране. Этот документ называется федеральной схемой обращения с отходами I и II классов.
И третья задача федерального экологического оператора – создание инфраструктуры по переработке отходов I  и II классов. Комплекс, планируемый у нас в Щучье, станет частью этой инфраструктуры.
В Щучье в первую очередь будут перерабатываться отходы предприятий, которые находятся на территории Курганской области и близлежащих регионов. 
– Большая часть отходов I и II классов образуется на больших  промышленных объектах, которых у нас  в области нет. Откуда к нам повезут такие отходы, уже известно? 
– Отходы таких классов образует любое промышленное производство. Кроме того, с отходами I и II классов имеем дело и мы с вами в нашей повседневной жизни. Я имею ввиду, к примеру, батарейки, ртутные лампы. Поэтому говорить о том, что в Курганской области нет таких отходов, несправедливо. Повторюсь, в Щучье будут перерабатываться отходы предприятий Курганской области и близлежащих регионов, и подчеркну, что отходов из-за рубежа у нас не будет.
– Предприятие по переработке промышленных отходов – соседство не из приятных. Вы так не думаете?  
– Вы знаете, что в Европе подобные заводы начали работать еще в 1914 году, то есть во время Первой мировой войны? И работать они начали как раз для того, чтобы спасти экологию от катастрофы, а не навредить ей. Сегодня такие предприятия располагаются  в черте больших городов. Пример, австрийский завод Simmeringer Haide находится прямо в столице, у него нет никакой санитарно-защитной зоны. Современные технологии и системы мониторинга обеспечивают полную безопасность таких предприятий. Комплекс, который планируется у нас в Щучье, предполагает применение наилучших доступных технологий и мировой практики в переработке отходов. Мы уже сильно отстали от Европы в сфере обращения с отходами производства. Пора наверстывать.
– Будут ли у нас захоранивать отходы I и II классов?
– Захоронения отходов не будет. Создаваемая в стране система обращения с промышленными отходами полностью ориентирована на их переработку и возвращение полезных компонентов отходов в хозяйственный оборот. Все, что останется после обезвреживания отходов, в итоге может использоваться в другой отрасли народного хозяйства: строительство дорог, производство стекла и т. д., вплоть до удобрений.
– По предварительной оценке воздействия на атмосферный воздух в период эксплуатации объекта ПТК «Щучье» и других подобных («Марадыковский», «Камбарка», «Горный»)  указано, что расчетные приземные концентрации на границе предприятия и за его пределами составляют 0,00 от нормативных величин. Таким образом, разработчики «Технических решений» пытаются убедить нас в том, что любое производство (хлебозавод, мясокомбинат, котельная) гораздо более опасны для окружающей среды и здоровья населения, чем производственно-технические комплексы Федерального экологического оператора по обработке, утилизации и обезвреживанию отходов. Так ли это на самом деле?
– Когда меня пригласили на должность руководителя Общественной приемной, я согласился не только для того, чтобы получать зарплату, но и по своим убеждениям.
Во-первых, еще будучи главой района, я довольно тщательно изучал этот вопрос,  был на нескольких общественных советах на данную тему, и я верю, что «вчерашний», например,  хлебозавод, который работал на угле, действительно более опасен для окружающей среды, чем планируемый комплекс по переработке отходов с современной технологией. 
Как-то разговаривая с одним из бывших командиров нашей воинской части, я попросил его сравнить между собой химическое оружие и отходы I и II классов. Он примерно сказал так: первое – это яд гремучей змеи, чей укус неизбежно приводит к смерти, независимо от полученной дозы. Второе – это уксус. Он тоже опасен для здоровья, и тоже может привести к смерти. Однако мы  широко используем его в домашнем хозяйстве.  Как видите, разница огромная. 
Рассуждая вообще, можно сказать, что  от всякого промышленного производства и даже от деятельности сельскохозяйственной отрасли есть отрицательный результат. Пример простой. На территории района 85 тыс. га  пахотной земли. Из них, наверное, только процентов 25 имеют естественную стопроцентную плодородную почву, на которой при любых условиях урожайность будет 25 – 30 центнеров с гектара. Остальная земля даже в самый благоприятный год будет давать 5 – 10 центнеров с гектара. Понятно, что никто таким земледелием заниматься не будет, и без внесения значительной части самых разных удобрений хороший урожай не получить и население не прокормить. Поэтому  хотим мы того или нет, от каждого полезного действия существует пусть даже минимальное, но противодействие. На мой взгляд,  от деятельности создаваемого промышленно-технического комплекса вреда экологии будет не больше, чем от любого другого промышленного производства. И говорить о том, что кто-то нас стремится обмануть… Ну, если не доверять государству, а Федеральный экологический оператор – это государственная структура, то кому тогда можно доверять в этом вопросе? Я думаю, что никакого обмана или подвоха здесь нет. И главный рефрен звучит так: никаких радиоактивных отходов здесь не будет. 
– Есть такое мнение, что если не можешь изменить ситуацию, то к ней надо приспосабливаться, извлекая из этого максимум полезного для себя. Понятно, что работа на этом заводе даст району дополнительные рабочие места, а людям – средства к существованию. Но ведь не каждый желающий сможет там работать. Каковы будут требования к гражданам, которые захотят туда трудоустроиться?
– На предприятии будут работать порядка 200 человек. Претенденты на работу в первую очередь должны быть здоровыми, ответственными и дисциплинированными. Востребованными будут специальности, которые способны выполнить большинство наших жителей: инженер, пробоотборщик, кладовщик, водитель, охранник и т. д. Чтобы получить эти профессии, возможно, будет какое-то сотрудничество с Центром занятости населения по реализации соответствующей программы. Сейчас Федеральный экологический оператор активно налаживает взаимодействие с вузами с целью подготовки и переподготовки кадров для реализации нацпроекта «Экология». По инициативе Федерального экологического оператора создан федеральный научно-образовательный консорциум «Передовые ЭкоТехнологии», в него вошли вузы всех регионов, в которых планируется создание инфраструктуры для обращения с отходами I и II классов. В состав консорциума вошел и наш вуз – Курганский филиал РАНХиГС. Одной из задач консорциума является создание программ подготовки и переподготовки кадров для создаваемой в стране отрасли обращения с промышленными отходами.
Словом, люди, которые захотят работать на данном предприятии, смогут получить и соответствующее образование. 
– Петр Иванович, спасибо за содержательную  беседу. Надеюсь, что наши с Вами интервью на эту тему станут регулярными, чтобы держать в курсе событий население района. 
 
Беседовала Елена Давтян.
Фото автора.

Комментарии

Все новости рубрики Жизнь общества